В.З. Демьянков

Стратегии достижения взаимопонимания
в неконфронтирующем диалоге·

-7-

Понятие «стратегия» зародилось в рамках военного искусства.

Настала пора, следуя духу нашего времени, употребить его в мирных целях.

В библейской легенде о вавилонской башне заложен смысл, актуальный и для нашего времени. В наказание за свой архитектурный проект люди были лишены способности понимать друг друга: они стали говорить на разных языках. Но с течением времени начали постепенно складываться языковые предпосылки для взаимопонимания. Различие языков перестало быть препятствием для понимания других людей. Однако военные амбиции в сочетании с небывалым по темпам научно-техническим прогрессом породили новые бедствия. Сегодняшний мир стоит на пороге уже таких событий, которые могут привести к буквальному уничтожению человечества. И мы упустим последний шанс, если не воспользуемся обретенной в результате многовекового развития цивилизации способностью понимать друг друга вопреки различиям в языках.

В чем проблемы понимания? Можно ли сформулировать правила, которые позволяют достигать понимания одним человеком другого, когда оба собеседника стремятся конструктивно решать общие для них проблемы с помощью неконфронтирующего диалога? Отвечая утвердительно на этот вопрос, предлагаем вниманию читателей сформулированные нами правила.

1. Использование знания языка

Знание общего языка (русского, английского, японского и т.п.) является необходимой предпосылкой

-8-

для достаточно гибкого обмена мнениями. Но когда мы искренне хотим понять другого человека, мы не должны забывать о том, что наш собеседник может понимать те же самые слова не так, как мы. Поэтому правило первое:

Не преувеличивайте степень своей компетентности в языке, старайтесь посмотреть на нее критично и будьте снисходительны к тому, что вам представляется отклонением от стандарта в речи собеседника.

Исключения из этого правила составляют случаи педагогической практики.

2. Построение и проверка гипотез о значении речи собеседника

Понимая речь, мы не ждем, пока закончится очередное предложение: понимание параллельно развертыванию речи во времени. Это свойство понимания, конечно, приводит к экономии времени общения; но оно же усложняет восприятие чужой речи: иногда недоразумений можно было бы избежать, если в самом начале сказать то, что мы сказали в конце. Адекватное понимание связано с установлением истинных иерархических отношений между различными конкурирующими гипотезами о смысле речи.

В этой связи разумным будет правило второе:

Старайтесь выдвигать по возможности разумные и наименее экстравагантные гипотезы о том, что вам предстоит услышать. Это позволит с меньшей болезненностью отказаться от неоправдавшихся ожиданий.

3. Освоение сказанного

По тексту и по его отдельным предложениям мы выстраиваем некоторое подобие внутреннего мира человека. Этот мир, со своими законами и динамикой, нам не передается полностью завершенным и изготовленным из чужих стройматериалов: мы его воздвигаем, пользуясь своими внутренними ресурсами привычных образов, представлений. В выстраиваемый по чужой речи игрушечный мир – назовем его «модельным миром» – мы вкладываем часть своего внутреннего мира, – в этом и состоит освоение чужих слов, без которого немыслимо понимание. В этой связи имеем третье правило:

Не скупитесь на свои внутренние ресурсы при построении модельных миров.

4. Установление замысла говорящего

Эта задача решается в двух направлениях: а) нахождение того буквального смысла, который вкладывается в речь автором, возможно, не всегда внимательно использующим язык (он может оговориться, нестандартно употребить слова, говорить с сильным акцентом, но мы,, тем не менее, можем понять смысл его речи); б) выяснение истинных и напускных намерений автора речи. Сами намерения конкретного собеседника представляют интерес уже потому, что отличают одного человека от другого: мы по-разному группируем намерения в общении, по разному их маскируем (если нам есть что скрывать). Но все эти особенности, бесконечно варьирующиеся от человека к человеку, могут быть, тем не менее, во многих случаях предугаданы, если достаточно глубоко за-

-9-

няться каждым конкретным человеком в отдельности. А часто ли мы достаточно глубоко интересуемся своим собеседником? Далеко не часто. Поэтому четвертое правило звучит так:

Не жалейте сил на узнавание личности своего собеседника, такое знание сэкономит ваши усилия в установлении истинных замыслов его речи.

5. Осознание различий между внутренним и модельным мирами

Как и наш внутренний мир, модельный мир обладает целостностью; его законы вроде бы отличны от нашего внутреннего мира только в тех пунктах, на которые мы находим явные указания в его речи. Отсюда опасность той разновидности недоразумений, когда по неопытности, рассеянности или простодушию мы отождествляем свой внутренний мир с модельным. Поэтому следует придерживаться пятого правила:

Обращайте внимание на те моменты в речи собеседника, где нарушается целостность и связность получаемой вами картины о сообщаемом им. Ведь, возможно, эти нарушения – только в нашем модельном мире, неадекватно отражающем те образы (логически непротиворечивые), которые нам хотели передать.

6. Осознание отношений внутри модельного и внутреннего миров

Речь идет об установлении внутренних связей между различными событиями в речи собеседника, в том числе, в его аргументации. По ходу общения наше внимание пульсирует: то, что сначала находилось в фокусе внимания, постепенно уходит на второй план, чтобы, возможно, вновь появиться – но в новом свете. Эта пульсация отражает неосознаваемую нами работу по установлению связей между различными фрагментами выстраиваемой картины мира. Вот почему справедливо шестое правило:

Постарайтесь держать в фокусе внимания то, что вам пытаются сообщить, следите за перемещением этого фокуса внимания у себя и не сосредотачивайтесь на своих любимых мнениях; не стремитесь непременно найти вашу любимую мысль у своего собеседника, но и не исключайте возможность встречи с нею в модельном мире.

7. Соотнесение модельного мира с запасом знаний интерпретатора

В результате понимания мы постоянно пополняем свой информационный запас, вводя, в вето новые знания и отказываясь от скомпрометированных мнений. Этим понимание текста отличается от простого распознавания. Поняв текст, мы становимся информационно богаче, даже если отказались от большего числа прежних мнений, а приобрели меньшее. Распознав же текст как построенный по правилам грамматики данного языка, но при этом никак не изменив своего запаса знаний (знаний об окружающем мире, о мнениях собеседника, наконец, даже о своих способностях понять другого человека), мы можем безболезненно вычеркнуть из своей жизни сам эпизод распознавания. Вот почему седьмое правило таково:

Если по ходу общения вы не чувствуете никаких изменений в своих знаниях, постарайтесь найти причину. Это может быть усталость, действительное полное совпадение во взглядах о со-

-10-

беседником (обычно оно способно вызвать бурный энтузиазм и приятно уже одним этим), отсутствие интереса к теме или нечто иное. Во всяком случае, общение, где вы все время только занимаетесь распознаванием, для вас лично бессмысленно.

8. Соотнесение понимания с линией поведения адресата

В философии языка нашего времени особенно часто понимание приравнивают к невысказанному ответу. Этот взгляд во многом ухватывает суть проблемы. Недаром мы можем проконтролировать ход понимания, задав собеседнику вопросы, которые могли бы заставить проявить знание обсуждаемых предметов, пересказать смысл и т.п. Но не следует забывать, что понять просьбу – значит быть в состоянии выполнить ее или объяснить свой отказ. Таким образом, симптомом понимания может быть готовность к действиям, прямо или косвенно задаваемым речью (скажем, намеками). Недаром речевое воздействие так напоминает гипнотический сеанс. Вы слышите фразу: По синему небу бегут белые облака – и видите это синее небо с облаками. В отличие от гипнотического состояния, при обычном общении мы стремимся не подпасть чересчур под чары речи. Возможно, именно этой защитной реакцией, чтобы не превратить любое общение в сеанс взаимного гипноза, объясняется такое этическое правило, как нежелательность без особой надобности прибегать к требованиям. Этические нормы чаще обращены к говорящему: не будь навязчивым. Когда эти нормы соблюдены, не опасно следовать восьмому правилу:

Не бойтесь положиться на говорящего.

9. Выбор тональности понимания

Поскольку понимание – результат взаимодействия различных операций, решающих указанные выше задачи, мы всегда вынуждены выбирать тот ключ, в котором удобно воспринимать речи собеседника в целом. Этот ключ определяет взаимодействие таких операций на протяжении целостных эпизодов понимания. Например, в разные эпизоды мы проникаемся различной степенью симпатии к собеседнику и к его мнениям, по-разному живо следим за фокусировкой его и. своего внимания и т.д. Неконфронтирующему диалогу должна соответствовать и тональность понимания. В этой связи мы можем сформулировать девятое правило:

Стремитесь воспринять обращенные к вам слова как сказанные с добрыми намерениями в ваших же интересах.

***

Мы отдаем себе отчет в том, что сформулированные правила, как и практически приложимые стратегии достижения взаимопонимания, не более чем отдаленное приближение к идеалу доброго человеческого общения. Возможно также, что чуткий человек и без этих правил способен глубоко и с симпатией воспринимать речь собеседника. Но ведь совершенство не знает границ. Попытаемся же усовершенствовать и эти правила, и заложенное во всех нас искусство владения ими для достижения взаимопонимания и между отдельными людьми, и между государствами!



· Электронная версия статьи: Демьянков В.З. Стратегии достижения взаимопонимания в неконфронтирующем диалоге // Возможности и перспективы развития международного общения, углубления взаимопонимания: Вып.2. Пути к пониманию. М.: Внешторгизат, 1989. С.7-10.