В.З. Демьянков

Логические аспекты семантического исследования предложения·

Семантическая истинностная зависимость

Суждение и репрезентация предложения

Структура логического представления

Имена

Предикаты

Операторы

Отрицание

Кванторы

Модальности

Время

Импликация

Пресуппозиция

Литература

Исследование семантических свойств естественно-языковых выражений заключается в установлении связей между средствами языка, с одной стороны, и логической интерпретацией (логическими потенциями) таких выражений – с другой. Главное отличие логических интерпретаций от остальных видов представления языковых выражений состоит в привязанности к истинностным свойствам: способности языковых выражений ломимо грамматической правильности и приемлемости (т.е.

-116-

подчиненности внутренним законам языка) отражать в конкретных обстоятельствах употребления – истинное положение дел, при всевозможных градациях истины – от несомненной «аналитической» (в терминах И.Канта) истины до той или иной степени вероятности, необходимости и т.п.

Семантическая истинностная зависимость

По [G.Leech 1974], это понятие относится к классу семантических отношений между предложениями; обычно рассматриваются три вида таких отношений: импликация (логическое следствие), пресуппозиция (предпосылка) и экспектация (логическое ожидание). Например, предложение Петр женился на прекрасной блондинке имплицирует Петр женился на блондинке, последнее предложение не исчерпывает всех логических следствий); пресуппозицией предложения Женщина, на которой он женился, – моя бывшая соседка среди прочего является Он женился (на какой-то женщине), а экспектацией для предложения Немногие исследователи смогли определить правильно понятие круга является Существуют исследователи, которым это удалось.

При установлении семантической истинностной зависимости между предложениями исследователи прибегают к вспомогательному понятию суждения. Так, суждение, или пропозиция для повествовательного предложения (т.е. предложения, выражающего не приказ, вопрос и т.п., а именно суждение, мнение и т.п. в общежитейском смысле слова) в основном совпадает по форме с самим предложением, пропозиция вопроса совпадает с некоторой суждением, заключенным в повествовательном предложении (для вопроса Вы видели тигров? суждение – то же, что и для предложения Вы видели тигров; несколько сложнее проблема распространения такого определения на частный вопрос, типа Кого вы видели в зоопарке?) и т.д.

Понятие суждения перенесено в семантические описания предложений с целью задания логических свойств выражений естественного языка, при использовании существующих или специально придуманных дня этой цели выразительных средств логических

-117-

систем: исчисления предикатов, модальных логик и т.п.

Понятию суждения, или пропозиции, соответствует интуитивное представление о множестве потенциальных ситуаций (см. [R.DeClerck 1978a]; [R.Stalnaker 1970]). По [J.Searle 1965] суждение представляет общее содержание для предложений, имеющих одинаковое значение, но выступающих в различных речевых актах (и конституирующих их). Таким образом, предложения Петр читает книгу, Петр читает книгу? и Пусть Петр читает книгу выражают одно и то же суждение. Такое понимание пропозиции осложняется тем, что существуют сложные предложения, главный предикат которых выражает установку говорящего к суждению (т.е. задает ту «модальную рамку», в которой и рассматривается «внутреннее» суждение, или «диктум», в терминах Ш.Балли). Например, Я думаю, что Петр читает книгу выражает явным образом две вещи: довольно сильную уверенность говорящего в истине высказываемого суждения (ср. Мне кажется..., Не уверен, что,.., и т.п., дающие другие установки говорящего), с одной стороны, и выражение для самой пропозиции Петр читает книгу. Поэтому по [R.Stalnaker 1978] суждение огрубление можно представить, как правило, для определения истинности или ложности высказывания, выражаемого предложением: в таком правиле (или предписании) указываются те факты, наличие или отсутствие которых в реальном мире приводят к истинностной оценке предложения; в этой же работе для моделирования указанного процесса оценки применяется аппарат двухмерной двузначной логики, восходящий к работам [Åqvist 1973]; [H.Kamp 1971]; [K.Segerberg 1973].

Подходу к пропозиции как к отражению реального состояния дел противопоставлен тот подход, при котором рассматриваются те условия, которым должен отвечать говорящий (точнее, автор суждения) (см. [J.Lyons1977]). Тогда оказывается возможным говорить о пропозиции как существующей вне реального пространства и времени.

Оба указанных подхода, как видим, различаются с точки

-118-

зрения того, что находится в фокусе внимания исследователя: модус или диктум, выражаемый предложением. Условия истинности суждения, по [Seuren 1972], представляют собой набор тех условий, при которых пропозициональное содержание соответствует действительности, ср. [P.Strawson 1950a]. Однако «доступ» к таким условиям истинности – т.е. степень осведомленности различных участников общения – оказывается различной, поэтому в [D.Forman 1974] различаются пропозиция говорящего (отражает то, к чему говорящий имеет доступ больший, чем слушающий, а именно ощущения, мысли, предположения и т.п. говорящего, выражаемые, в частности, предикатами установки) и пропозиция слушающего (суждение о том, к чему слушающий имеет больший доступ, чем говорящий). Высказываемый там же принцип «Говорящему известно лучше всего» представляет собой переформулировку принципа, предложенного в [R.Hausser 1980]. В соответствии с этим принципом можно произвести эффективным образом речевой акт только путем а) утверждения с помощью презентации тех условий истинности суждения, которые содержатся в пропозиции говорящего, или б) поставив под вопрос релевантное условие, заключенное в пропозиции слушающего. В рамках такого подхода вырисовывается процесс общения как обмен суждениями, регулируемый целями и подчиняющийся указанному принципу.

Суждение и репрезентация предложения

При отражении логических свойств прибегают часто к помощи искусственного логического языка. Средствами аппарата символической логики (в том или ином ее варианте) задаются логические структуры, или логические формулы (синонимы: логико-семантические структуры, пропозициональные структуры, пропозициональное содержание, логическая форма, сентенциональная формула и т.п.) предложения. Такое представление позволяет – оставаясь в пределах конкретной логической системы – автоматически (т.е. не только интуитивно, но и по строгим

-119-

правилам) извлекать все возможные, насколько это позволяет аппарат представления, логические свойства предложений.

В работах, базирующихся вокруг концепции «естественной логики», эта формула представляет структуру предложения в категориях эмпирически выявленных логических предикатов (см. [G.Lakoff 1970f]; [M.Lipińska 1975]). Концептуальная, или когнитивная структура, по [D.McNeill 1976], – это представление предложения, прямо отражающее отношения между теми понятиями, имена которых входят в предложение (ср. [N.Cochrane 1977]; [R.Jackendoff 1972]). Логическая структура, с другой стороны, – это такое представление, в котором в явном виде даны логические свойства и связи; так, в [E.L.Keenan 1972] предложен аппарат представления, прямо задающий свойства логической интерпретации, импликации и логической пресуппозиции, в [Gordon, Lakoff 1971] выводная часть (набор правил вывода, с помощью которых из логической формулы предложения извлекаются все логические свойства) содержит постулаты общения. По [I.Bellert 1969], логико-семантическая структура представляет собой абстрактную структуру, в которой главное различие – между функциями идентификации и предикации; эти функции задаются, соответственно, кванторами и логическими предикатами (в концепции «естественной» логики, как известно, обе функции выражены логическими предикатами).

Структура логического представления

При всем разнообразии подходов к такому представлению с функциональной точки зрения (т.е. с точки зрения того, что такое представление должно отражать) более или менее принятой является формальная структура логического выражения. Как правило, она представляет собой выражение, близкое к тому виду, который принят в исчислении предикатов второго порядка (с кванторами, предикатами, аргументами и т.п.). Известное исключение представляет аппарат грамматики Монтегю, в котором, вообще говоря, логические формулы могут иметь произвольный вид и задаваться на бумаге как практически любая

-120-

группа символов (расположенных в двухмерном пространстве на листе бумаге): она может быть, конечно же, отражена как линейная последовательность символов функций и аргументов, но эти функции отражают синтаксические (произвольные) отношения между элементами логической формулы (см. [R.H.Thomason 1974]). Рассмотрим порознь элементы логической нотации.

Имена

По [E.L.Keenan 1972], то, чему в логике соответствует понятие постоянной. Различаются элементарные имена, т.е. элементы списка «базисных» символов, и сложные имена, образуемые из элементарных в результате рекурсивной работы правил. Из множества имен выделяются «дискурсные» имена: они относятся к объектам данного универсума при том способе называния, при котором каждый объект имеет ровно одно имя.

Предикаты

Предикаты - это символы функций, по [E.L.Keenan 1972], к ним же относятся и логические связки (и, или, не, если – то), по [G.Lakoff 1971], – и кванторы.

Предикаты имеют свои аргументы, в роли которых выступают имена или другие – более или менее сложные – выражения. По [I.Bellert 1969], различаются аргументы первого, второго и третьего типов. Аргумент первого типа, или лингвистический индекс, единственным образом (однозначно) идентифицирует, внутри конкретной модальной рамки, соответствующий объект при предикате. Аргумент второго типа указывает на все объекты, к которым относится данный логический предикат. Аргумент третьего типа указывает на определенное число объектов, к которым относится данный предикат.

Операторы

Это – элементы представления, несущие определенную функциональную нагрузку и интерпретируемые (при «внутреннем прочтении» исследователем) как то, что «преобразует» одни выражения в другие, распространяясь на некоторое, обычно фиксированное множество объектов. Так, оператор, ограничивающий референцию, по [E.L.Keenan 1979], задает свойство «быть кореферентным» для двух переменных логического выражения,

-121-

т.е. свойство имен относиться к одному и тому же объекту универсума. Оператор формирования небазисного предложения, по [E.L.Keenan 1975b], преобразует предложение (или формулу) менее базисную,чем та, которая находится в его области действия. Сентенциальный оператор, по [G.Lakoff 1970g], – это атомарный (элементарный) предикат логического представления, аргументом при котором является целое предложение (или, точнее, целая логическая формула). Модальный оператор – семантический элемент, образующий формулу в рамках того или иного варианта модальной логики; как правило, рассматриваются оператор необходимости и возможности (см., например, [R.Jackendoff 1971a]). Различаются «впередсмотрящий» и «назад смотрящий» операторы. Сфера действия первого находится справа от него в логической формуле; в большинстве существующих формальных представлений операторы являются впередсмотрящими (в частности, кванторы, – они являются операторами формирования небазисных предложений в большинстве концепций, – помещаются слева от того выражения, к которому относятся, аналогичное верно для модальных операторов и оператора отрицания). «Назад смотрящий» оператор вводится в рассмотрение в [E.Saarinen 1979] при описании свойств референции в рамках так называемой «игровой семантики». Их свойства противоположны впередсмотрящим операторам.

К определению операторов примыкают понятия области и сферы оператора. Под областью определения оператора понимается множество референтов (объектов внешнего или возможного мира), описываемое – явно или косвенно – именами, входящими в выражение, охватываемое данным оператором (такие имена представляют собой связанные переменные в кванторных выражениях и т.п.). Это понятие относится только к тем операторам, которые – как кванторы – прямо вводят соответствующие символы переменных (ср. [Sacks, Schegloff, Jefferson 1974]; [Хинтикка 1980]).

Сфера, или область действия, или область распространения оператора – это та часть или те части всего выражения

-122-

(в частности, предложения), на протяжении которых сохраняется одна и та же идентификация референтов, указываемых таким оператором. Так, сфера предложения – это а) множество истинностных или иных логических и прагматических значений, которые предложение имеет в конкретном контексте, или б) сфера некоторого оператора, по размерам совпадающая с целым предложением (см. [G.Ioup 1975]). Сфера действия отрицания – это часть поверхностной структуры предложения, над которой доминирует тот узел с пометкой предложения, который ближе всего находится в дереве НС от элемента «отрицание» и который доминирует этим элементом, плюс все то, что в этом же предложении находится правее этого элемента (см. [R.Jackendoff 1972]; [D.E.Ianucci 1978]; [W.Labov 1972b]).

Когда выражение (в частности, предложение) имеет несколько операторов, различают у каждого из них абсолютную и относительную сферы действия. Так, самый левый в линейном порядке квантор имеет наибольшую относительную сферу действия. Абсолютная же сфера не зависит от наличия или отсутствия других операторов в том же предложении (см. [G.Ioup 1975]; [J.Hintikka 1977a]).

В обычной логической нотации сфера действия оператора выделяется парой скобок (обносится этими скобками), а область определения указывается непосредственно при символе оператора с именами переменных. В синтаксической структуре предложений естественного языка ни то, ни другое явно не заданы, поэтому задачу выявления логической структуры (или пропозиционального содержания) предложения часто отождествляют с нахождением «спрятанных» характеристик, исходя из поверхностной структуры.

Отрицание

В логике предикатов это понятие формализуется с помощью оператора отрицания, которое превращает истинное суждение в ложное и наоборот. В естественном языке отрицание сказывается не только на чисто логических, но и

-123-

на конверсационных свойствах предложений. Паре предложений, различающихся только наличием отрицания в одном из них, имеет различные «дискурсные пресуппозиции»: в [T.Givón1978] показывается, что дискурсной пресуппозицией предложения с отрицанием является соответствующее предложение без отрицания, причем имеются следующие условия употребления отрицательного предложения: а) говорящий полагает, что слушающий ошибочно убежден в позитивном утверждении; б) фоновые экспектации данного высказывания включают в себя экспектации утвердительного, а не отрицательного предложения (ср. [O.Ducrot 1973]; [L.Horn 1978a]; [Wittgenstein 1953]). Так, говоря Петр не женился на Марии, говорящий должен предполагать, будто аудитория убеждена в противоположном, а само предложение относительно женитьбы должно тематически укладываться в тот разговор, в котором речь идет о соответствующих вещах.

По [J.Lyons 1977], под рубрику «отрицание» в различных исследованиях, особенно в психолингвистических, подводятся обычно категории несуществования, отвергания, отказа согласиться или повиноваться и отрицание некоторого суждения как такового: эти виды отрицания объединены именно вследствие единообразного выражения в реальных языках.

В синтаксических работах отрицательный элемент трактуется по-разному: как представитель категории модальности (см. [E.Klima 1964]; [Stockwell, Schachter, Partee 1973]), как дуративный глагол (см. [L.Karttunen 1974a]), как наречие степени (см. [R.Jackendoff 1972]), как двухместный предикат, выражающий отношение между субъектом и пропозицией (см. [L.Karttunen 1972]; [J.Kimball 1972]) и т.д. В зависимости от того, что входит в сферу действия отрицания, говорят о пропозициональном, модальном отрицании, отрицании коммуникативной установки (иллокуционном отрицании), об отрицании предложения, составляющей и т.п.

Кванторы

В лингвистике этот термин употребляется по отношению к тем языковым выражениям, которым в логической записи соответствуют логические кванторы, т.е. операторы,

-124-

помимо прочего, определяющие некоторую область определения для имен, входящих в «кванторизированное» таким образом выражение. Примеры кванторных слов: все, некоторые; иногда к ним относят также такие лексические единицы, как типичный, средний, нормальный и т.п. (это значит, что имеется регулярное соотношение по смыслу между несомненно кванторными выражениями логического языка и поверхностными структурами, содержащими указанные в кавычках единицы). Дж.Макколи (см. [J.McCawley 1977]) выступил против недифференцированного отнесения кванторных слов естественного языка к столь небольшому количеству кванторов логического языка (как известно, обычно в логике говорят о двух видах кванторов: кванторе существования и всеобщности).

По Дж.Лайонзу (см. [J.Lyons 1977]), кванторы являются в синтаксической структуре предложения модификаторами, которые в сочетании с существительными (иди именными составляющими) дают выражения, имеющие референцию, определенную в терминах мощности множества индивидов или величины (количества) того материала, который таким именем обозначается. По [J.Hintikka 1976], кванторное выражение – это нечто вроде «сингулярного терма» – имени (простого или сложного), имеющего определенную денотацию, выявляемую только в рамках конкретной «семантической игры». Если обычно в синтаксических исследованиях кванторное слово рассматривается как некоторый модифицирующий элемент (а именно, элемент, модифицирующий некоторую именную составляющую), то в грамматике Монтегю говорят о «кванторной составляющей»: в ней главной частью является само кванторное слово, а модификатором является то, что обычно считается модифицируемым (см. [R.Montague 1973]). Однако такое представление далеко не общепринято.

Одной из традиционных проблем логического исследования является соотношение между выражениями, различающимися только расстановкой (порядком следования и областью действия) операторов: отрицания и кванторов. В последние годы,

-125-

рассматривая аналогичные проблемы в отношении кванторных слов и отрицательных единиц предложений естественных языков (например, относительно «плававших кванторов» – см., [G.Carden 1977]; [G.Lakoff 1971]; [J.McCawley 1970]; о подъеме отрицания также существует обширная литература, см., например, [R.Cattell 1973]; [J.B.Hooper 1975]; [L.Horn 1975]; [L.Horn 1971]; [R.Jackendoff 1972]; [E.Klima 1964]; [R.Lakoff 1969a]; [E.F.Prince 1976]), исследователи – логики и лингвисты – пришли к выводу о несовпадении свойств естественного и логического языков в этом отношении. Это привело многих к выводу о неадекватности одной лишь логической формулы предложения в качестве определяющего при описании даже только пропозициональных свойств человеческого языка,

Модальности

Как известно, наблюдения над поведением модальных единиц человеческого языка в логике приведи к введению в рассмотрение, помимо других, еще и модальных операторов – необходимости и возможности. Логика, язык которой так или иначе дополнен выражениями для модальностей, называется модальной и в последнее время бурно развивается.

При анализе предложений модальность обычно относится к значению всего предложения в целом, в сочетании с собственно описанием события, факта и т.п.; модальность «актуализирует» предложение (см. [J.Lyons 1977]; [F.R.Palmer 1977]). Различаются эпистемическая и деонтическая (или оснóвная) виды модальности.

Эпистемическая модальность предложения заключается в выражении говорящим своего отношения к высказываемому суждению с точки зрения того, что имеется, имелось или будет иметься в реальном мире, без привнесения деонтических аспектов (т.е. того, что должно или хорошо было бы, чтобы имелось) (см. [C.F.Feldman 1974]). Впрочем, четко отделить эпистемическую модальность от деонтической удается не всегда. Внутри эпистемической модальности различаются субъективная и объективная разновидности; сама же эпистемическая модальность покоится, по Дж.Лайонзу, на «эпистемической гарантии». Под

-126-

объективной эпистемической модальностью понимается модальность, имеющая градуированный характер: от необходимой истины до возможности. В отличие от субъективной эпистемической модальности, объективная не включает в свою сферу установку говорящего по отношению к высказываемому суждению, однако она может включать такую оценку с точки зрения степени «объективной» истинности. Общим принципом выражения модальности в предложениях является наличие у говорящего оснований быть уверенным в том, что имеются некоторые эпистемические основания, или «эпистемические гарантии» истинности для передаваемых его сообщениями суждений.

Деонтическая, или оснóвная модальность связана с необходимостью или возможностью действий, совершаемых «морально ответственными» участниками ситуации; базисным для этой разновидности является понятие деонтической необходимости, или «обязательства».

Соответственно классификации видов модальности различаются и виды модальных предикатов. Эпистемический модальный предикат, иначе называемый «непереходным модальным предикатом», трактуется как двухместный предикат, соотносящий субъект высказывания и пропозицию (см. [L.Karttunen 1972]; [J.Kimball 1972]). Основный модальный предикат трактуется как «переходный», т.е. принимающий помимо двух указанных аргументов – субъекта суждения (или деонтического источника, по Дж.Лайонзу) и самого суждения – также другие аргументы, см. [J.Kimball 1972], [F.Newmeyer 1970].

«Модальная составляющая» предложения не ограничивается только модальным предикатом: по [Fillmore 1968], к ней относится структура предложения в целом за вычетом пропозиции. По [J.J.Robinson 1970a], к ней не относится отрицание и глагольный вид, однако такая составляющая включает в себя такие элементы, как «абстрактный показатель вопросительности».

Наконец, по [E.C.Davies 1979], с модальностью непосредственно связан тот уровень семантического представления предложения, который в поверхностной структуре реализуется как противопоставление

-127-

наклонений и различных модальных глаголов. Этот уровень называется модусным значением. Он представляет собой взаимодействие «интеракционного» и «интерпретационного» значений, включая в себя установку говорящего по отношению к высказываемому содержанию, модус референции, субъектно-предикатные отношения, установку говорящего по отношению к участникам общения, социолингвистические роли собеседников и т.п.

Время

Введение в сферу логического исследования понятия времени – в рамках темпоральных логик – позволяет говорить о темпоральных характеристиках логической формулы предложения. В концепции работы [C.S.Smith 1976] различаются речевое время, время события и референциальное время. Время события – это то время, когда происходит описываемое предложением событие или имеет место соответствующее состояние. Референциальное время – то, на которое указывает предложение в силу своих синтактико-семантических свойств (ср. [N.Cochrane 1978]; [E.C.Traugott 1978]; [R.Ultan 1972]; [A.Wierzbicka 1973]). Речевое время – это тот момент или промежуток времени, в который произносится предложение; с грамматической точки зрения, это всегда презенс. Абстрактное временное представление (репрезентация) предложения состоит из двух частей: референциальной и реляционной составляющих, соотносимых с предложением посредством определенных грамматических правил. Реляционная составляющая описывает время события и его отнесение к референциальному времени. Референциальная составляющая описывает референциальное время в его отношении к речевому времени.

Грамматическое время отображается, по [J.McCawley 1971a], в виде глагола (или предиката) в исходной структуре предложения; по [J.M.Anderson 1971], в исходной структуре «поверхностному» времени соответствует наречная составляющая. Иногда считают, что время не является вообще категорией пропозициональной структуры в случае глаголов состояния (говорят о пропозиции как бы «взвешенной», т.е. в своем абстрактном виде не соотносящейся

-128-

ни с каким конкретный абсолютным временем), см. [M.Gallagher 1970]; критику этого положения см. [D.Dowty 1972]. В противоположность абсолютному времени говорят иногда об относительном (под влиянием традиционных грамматических описаний, связанных с феноменом «согласования времен»): тогда привлекают понятие «временной оси» (как в [T.Givón 1972]; [T.Givón 1973b]) – это ось отсчета в отношении «предшествующее – последующее». Так, пресуппозиции, индуцируемые глаголами временной оси, относятся к предшествующему, а импликации (или логические следствия) – к последующему.

В зависимости от выбора говорящим точки во времени как исходно! при описании событий можно говорить, вслед за [J.Lyons 1977], о модусе описания. Различаются историческое описание и описание «из гущи событий». При первом модусе изложение событие упорядочено хронологически я представлено с минимумом субъективной вовлеченности; при этом используется статичное, как бы объективизированное, недейктическое употребление времен. Второй модус связан с точкой зрения лично причастного к описываемым событиям человека. Этот модус соотнесен с динамической, дейктической, субъективной концепцией времени.

Импликация

Возвращаясь к указанным выше логико-семантическим отношениям типа импликации (собственно импликация, пресуппозиция и экспектация), остановимся сначала на видах импликации, рассматриваемых как классы семантической истинностной зависимости между предложениями естественного языка.

Импликация – это термин, употребляемый в самом широком контексте. Под логической импликацией, или следствием предложения понимается суждение, истинное в любом из возможных миров, в котором истинно данное предложение (его антецедент) (см. [E.L.Keenan 1976]). Логический вывод, по [S.Levinson 1979a], [A.Zwicky 1971a], представляет собой один из аспектов предложения, извлекаемый из его значения или из заключенного в предложении сообщения.

-129-

Грамматическим называется такой логический вывод, который можно сделать из предложения, не прибегая к рассмотрению конкретных составляющих его лексических единиц, а только основываясь на свойствах целой конструкции (структурной схемы) предложения, см. [G.Sampson 1975]. В противоположность ему, лексический вывод извлекается из предложения в силу семантических свойств лексических единиц. Указанное различение остается действительным и для других видов семантической истинностной зависимости – для пресуппозиций, экспектаций и т.п.

Пресуппозиция

Это понятие до сих пор не имеет общепринятого определения. По [R.T.Garner 1971], существует три понимания этого термина: а) отношение между типом речевого акта и множеством фактов относительно реального положения дел; б) высказывание или некоторое конкретное выражение, истинность которого является предпосылкой для истинности оценки (истинности или ложности) другого высказывания; в) нечто, противопоставляемое собственно утверждению, выражаемому предложением, и являющееся отношением между множеством типов иллокуционных актов и конкретных речевых актов. В соответствии с первым взглядом, приписываемым Г.Фреге, говоря Кеплер умер в нищете, мы предпосылаем предложению свою уверенность в том, что имя Кеплер имело или имеет референцию, т.е. что Кеплер существовал. Поэтому и противоположное высказывание Кеплер не умер в нищете имеет ту же пресуппозицию, но иное утверждение. К этому взгляду близок второй, но не тождествен с ним. Согласно третьему взгляду, акт произнесения предложения Стол передо мной очень широк имеет пресуппозицию Я считаю, что передо мной находится ровно один стол и что это же мнение разделяет слушатель вне зависимости от того, соблюдены ли в реальной ситуации произнесения этого предложения соответствующие условия, необходимые для удачного (эффективного) произведения такого речевого акта.

-130-

Нет единства во мнении, относится ли пресуппозиция к семантическим свойствам предложений естественного языка (см. [Fillmore 1971], [Katz, Postal 1964]) или же она является принадлежностью речевого акта, т.е. не является языковым явлением вообще (см. [R.T.Garner 1971]). В [E.L.Keenan 1971] под пресуппозицией понимаются те условия, которым должен отвечать возможный мир, для того чтобы предложение в нем имело буквальное значение; там же различаются логическая и прагматическая презумпции. В работе [F.Kiefer 1973] противопоставляются пресуппозиция глубинной и поверхностной структуры, а в интерпретирующей семантике понятие пресуппозиции относится только к свойствам поверхностной структуры и противопоставляется понятию «фокус» предложения. В работе [Karttunen, Peters 1977] показывается разнородность явлений, покрываемых термином «пресуппозиция»: так, семантическая пресуппозиция может быть связана с аспектами семантики предложения, описываемыми через понятие конвенционального подразумевания (см. также [J.Sadock 1978]), прагматическая пресуппозиция покрывается понятием разговорного подразумевания (см. также [J.McCawley 1978]). В [E.F.Prince 1978a] пресуппозиции соотносятся с понятием «молчаливого подразумевания». В некоторых работах (см. [P.Strawson 1964a]; [P.Strawson 1964]) «презумпция» характеризуется как принадлежность внутреннего мира говорящего в момент произнесения предложения, выделяются презумпции знания, идентификации, неведения; пресуппозиция же представляется как некоторая характеристика предложения. В других работах (см. [Падучева 1977]) термины «презумпция» и «пресуппозиция» рассматриваются как синонимы.

Логическая пресуппозиция, по [R.D.Wilson 1972], – это отношение между двумя предложениями – предпосланным и предпосылающим, возникающее в силу их логической соотнесенности и совпадающее с отношением импликации, когда главный предикат предложения является фактивным. Впрочем (см. [D.Wilson 1975]), нельзя установить четкого разграничения между ложностью и отсутствием истинностного значения, а поэтому нельзя определить сколько-нибудь четко понятие логической пресуппозиции для предложений

-131-

естественного языка (в отличие от логических формул). О понятии пресуппозиции в рамках теории «расплывчатой логики» см. [G.Shenaut 1975].

Прагматическая пресуппозиция, по [E.L.Keenan 1971], представляет те условия или контексты, которые должны иметься, для того чтобы предложение было понято в его «преднамеренном» значении (т.е. чтобы замысел говорящего по передаче задуманного значения осуществился). К таким условиям относятся статус говорящего и слушающего, отношения между ними, возраст и принадлежность определенному поколению участников коммуникации, отсутствие или наличие определенного окружения и т.п. По [R.Stalnaker 1973], прагматическая пресуппозиция характеризует отношение между говорящим ж пропозицией (ср. определение прагматики вообще в неопозитивистской философии языка). В концепции работ [L.Karttunen 1974a]; [L.Karttunen 1974] предложение А прагматически предпосылает пропозицию Р, если и только если удачным является произнести А с целью распарить общий фон Ф (т.е. набор общих для говорящего и слушающих пресуппозиции) исключительно при том, что Р уже является частью Ф или выводимо (логически?) из Ф. По [B.Shanon 1976], произнося А, говорящий предпосылает прагматически Р (т.е. Р становится прагматической пресуппозицией). если ситуация общения такова, что адресат может сказать что-нибудь вроде Постойте, а я ведь и не знал, что Р и такое «выступление» адресата будет воспринято как уместное, ср. [L.Karttunen 1973], где непременным условием для пропозиции А быть прагматической пресуппозицией считается уверенность и говорящего, и слушающего в истинности этой пропозиции А, ср. также [S.Levinson 1979a]; [J.McCawley 1978].

Наконец, семантическая пресуппозиция, по [R.Stalnaker 1973], характеризует отношение между предложением и пропозицией, им выражаемой. Обычно этот вид понимается как нечто отвлеченное от прагматических условий произнесения и понимания предложения. В частности, семантические пресуппозиции сказываются

-132-

на таких грамматических процессах, как согласование по роду (критику этого взгляда см. в [Kuroda 1969]).

Большинство лингвистических исследований, посвященных выяснению пресуппозиционных свойств предложений, направлены на решение «проблемы проекции» для пресуппозиций: установление закономерности, связывающей структуру или наличие тех или иных элементов в предложении, – вид пресуппозиций. С этой задачей связаны и многочисленные попытки классификации предикатов с точки зрения фактивности, эмотивности, импликативности и т.п.

Литература

Падучева Е.В.

1977

Понятие презумпции в лингвистической семантике // СИ 1977. Вып.8. С.91-124.

Åqvist L.

1973

Modal logic with subjunctive conditionals and dispositional predicates // JPL 1973, v.2, 1-76.

Anderson J.M.

1971

The grammar of case: Towards a localistic theory. – L.: Cambridge U.P., 1971.

Bellert I.

1969

Arguments and predicates in the logico-semantic structure of utterances // F. Kiefer ed. Studies in syntax and semantics. – D.: Reidel, 1969. 34-54.

Carden G.

1977

Performatives and quantifiers // LI 1977, v.8, 163-168.

Cattell R.

1973

Negative transportation and tag questions // Lg. 1973, v.49, N 3, 612-639.

Cochrane N.

1977

An essential difference between momentary and durative events // CLS 1977, v.13, 93-103.

Cochrane N.

1978

The translation of the present perfect in Serbo-Croatian and implications for the analysis of the present perfect in English // BLS 1978, v.4, 43-52.

Davies E.C.

1979

On the semantics of syntax: Mood and condition in English. – Athlantic Highlands (N.J.): Humanities Press; L.: Croom Helm, 1979.

DeClerck R.

1978a

Review of B.Fraser 1976 // JL 1978, v.14, N 2, 313-321.

Dowty D.R.

1972

Temporally restrictive adjectives // J.P. Kimball ed. Syntax and semantics. – N.Y.; L.: Seminar Press, 1972. Vol.1. 51-62.

Ducrot O.

1973

La preuve et dire. – P.: Mame, 1973.

Feldman C.F.

1974

Pragmatic features of natural language // CLS 1974, v.10, 151-160.

Fillmore C.J.

1968

The case for case // E. Bach, R.T. Harms eds. Universals in linguistic theory. – L. etc.: Holt, Rinehart and Winston, 1968. 1-88.

Fillmore C.J.

1971

Types of lexical information // D.D. Steinberg, L.A. Jakobovits eds. Semantics: An interdisciplinary reader in philosophy, linguistics and psychology. – Cambr.: Cambr. UP, 1971. 370-392.

Forman D.

1974

The speaker knows the best principles: Or why some complicated facts about indirect speech acts are really obvious facts about questions and declaratives // CLS 1974, v.10: 162-177.

Gallagher M.

1970

Adverbs of time and tense // CLS 1970, v.6: 220-225.

Garner R.T.

1971

PRESUPPOSITION in philosophy and linguistics // C.J. Fillmore, T. Langendoen eds. Studies in linguistic semantics. – N.Y. etc.: Holt, Rinehart and Winston, 1971. 23-44.

Givón T.

1972

Forward implications, backward presuppositions, and the time axis of verbs // J.P. Kimball ed. Syntax and semantics. – N.Y.; L.: Seminar Press, 1972. Vol.1. 29-50.

Givón T.

1973b

The time-axis phenomenon // Lg. 1973, v.49, N 4: 890-925.

Givón T.

1978

Negation in language: Pragmatics, function, ontology // P. Cole ed. Pragmatics. – N.Y. etc.: Acad. Press, 1978. 69-112.

Gordon D., Lakoff G.

1971

Conversational postulates // CLS, 1971, v.7: 63-85. (Also // P. Cole, J.L. Morgan eds. Speech acts. – N.Y. etc.: Acad. Press, 1975. 83-106.)

Hausser R.R.

1980

Surface compositionality and the semantics of mood // J.R. Searle, F. Kiefer, M. Bierwisch eds. Speech act theory and pragmatics. – D. etc.: Reidel, 1980. 71-95.

Hintikka J.

1976

Quantifiers in logic and quantifiers in natural languages // S. Körner ed. Philosophy of logic. – O.: Blackwell, 1976.

208-232. Repr. // E. Saarinen ed. Game-theoretical semantics: Essays on semantics by Hintikka, Carlson, Peacocke, Rantala, and Saarinen. – D. etc.: Reidel, 1979. 27-47.

Hintikka J.

1977a

Quantifiers in natural languages: Some logical problems II // LaP 1977, v.1, N 2: 153-172.

Hooper J.B.

1975

On assertive predicates // J.P. Kimball ed. Syntax and semantics. – N.Y.; L.: Acad.Press, 1975. Vol.4. 91-124.

Horn L.R.

1971

Negative transportation: Unsafe at any speed? // CLS 1971, v.7: 120-133.

Horn L.R.

1975

Neg-raising predicates: Toward an explanation // CLS 1975, v.11: 279-294.

Horn L.R.

1978a

Lexical incorporation, implicature, and the least effort hypothesis // D. Farkas, W.M. Jacobsen, K.W. Todrys eds. Papers from the parasession on the lexicon. – Chicago: CLS, 1978. 196-209.

Ianucci D.E.

1978

The acquisition of quantifier dialects by children // BLS 1978, v.4: 539-544.

Ioup G.

1975

Some universals for quantifier scope // J.P. Kimball ed. Syntax and semantics. – N.Y.; L.: Acad.Press, 1975. Vol.4. 37-58.

Jackendoff R.S.

1971a

Modal structure in semantic representation // LI 1971, v.2: 479-514.

Jackendoff R.S.

1972

Semantic interpretation in generative grammar. – Cambr. (Mass.); L.: MIT, 1972.

Kamp H.

1971

Formal properties of NOW // Theoria 1971, v.37: 227-273.

Karttunen L.

1972

POSSIBLE and MUST // J.P. Kimball ed. Syntax and semantics. – N.Y.; L.: Seminar Press, 1972. Vol.1. 1-20.

Karttunen L.

1973

Presuppositions of compound sentences // LI 1973, v.4: 169-195.

Karttunen L.

1974

UNTIL // CLS 1974, v.10: 284-297.

Karttunen L.

1974a

Presupposition and linguistic context // TL 1974, v.1, N 2: 181-194.

Karttunen L., Peters S.

1977

Requiem for presupposition // BLS 1977, v.3: 360-371.

Katz J.J., Postal P.

1964

An integrated theory of linguistic descriptions. – Chicago (Mass.): MIT, 1964.

Keenan E.L.

1971

Two kinds of presupposition in natural language // C.J. Fillmore, T. Langendoen eds. Studies in linguistic semantics. – N.Y. etc.: Holt, Rinehart and Winston, 1971. 45-52.

Keenan E.L.

1972

On semantically based grammar // LI 1972, v.3: 413-461.

Keenan E.L.

1975b

Logical expressive power and syntactic variation in natural language // E.L. Keenan ed. Formal semantics of natural language: Papers from a Colloquium sponsored by King's College Research Centre, Cambr. – Cambr. etc.: Cambr. UP, 1975. 406-421.

Keenan E.L.

1976

Towards a universal definition of `subject' // C.N. Li ed. Subject and topic. – N.Y.: Acad.Press, 1976. 303-333.

Keenan E.L.

1979

Negative coreference: Generalizing quantification for natural language // F. Guenthner, S. Schmidt eds. Formal semantics and pragmatics for natural languages. – D. etc.: Reidel, 1979. 77-105.

Kiefer F.

1973

On presuppositions // F. Kiefer, N. Ruwet eds. Generative grammar in Europe. – D.: Reidel, 1973. 218-242.

Kimball J.P.

1972

The modality of conditionals // J.P. Kimball ed. Syntax and semantics. – N.Y.; L.: Seminar Press, 1972. Vol.1. 21-27.

Klima E.S.

1964

Negation in English // J.A. Fodor, J.J. Katz eds. The structure of language: Readings in the philosophy of language. – Englewood Cliffs (N.J.): Prentice Hall, 1964. 246-323.

Kuroda S.-Y.

1969

Remarks on selectional restrictions and presuppositions // F. Kiefer ed. Studies in syntax and semantics. – D.: Reidel, 1969. 138-167.

Labov W.

1972b

Sociolinguistic patterns. – Ph.: U. of Pennsylvania, 1972.

Lakoff G.

1970f

Linguistics and natural logic // Synthese 1970, v.22, 151-271. Also // D. Davidson, G. Harman eds. Semantics of natural language. – D.: Reidel, 1972. ..

Lakoff G.

1970g

Natural logic and lexical decomposition // CLS 1970, v.6, 340-362.

Lakoff G.

1971

On generative semantics // D.D. Steinberg, L.A. Jakobovits eds. Semantics: An interdisciplinary reader in philosophy, linguistics and psychology. – Cambr.: Cambr. UP, 1971. 232-296.

Lakoff R.T.

1969a

A syntactic argument for negative transportation // CLS 1969, v.5, 140-147. Also // P.A. Seuren ed. Semantic syntax. – O.: Oxford UP, 1974. 175-182.

Leech G.N.

1974

Semantics. – Harmondsworth: Penguin, 1974.

Levinson S.C.

1979a

Pragmatics and social deixis: Reclaiming the notion of conventional implicature // BLS, 1979. V.5: 206-223.

Lipińska M.

1975

Contrastive analysis and the modern theory of language // J. Fisiak ed. Papers and studies in contrastive linguistics. – Poznań: Adam Mickiewicz U., 1975. Vol.3. 5-62.

Lyons J.

1977

Semantics. – Cambr. etc.: Cambr. UP, 1977.

McCawley J.D.

1970

English as a VSO language // Lg. 1970, v.46, N 2, pt.1, 286-299.

McCawley J.D.

1971a

Tense and time reference in English // C.J. Fillmore, T. Langendoen eds. Studies in linguistic semantics. – N.Y. etc.: Holt, Rinehart and Winston, 1971. 97-113.

McCawley J.D.

1977

Lexicographic notes on English quantifiers // CLS 1977, v.372-383.

McCawley J.

1978

Conversational implicature and lexicon // P. Cole ed. Pragmatics. – N.Y. etc.: Acad. Press, 1978. 245-259.

McNeill D.

1976

Some effects of context on utterances // S.B. Steever ed. Papers from the parasession on diachronic syntax. – Chicago: CLS, 1976. 205-220.

Montague R.

1973

The proper treatment of quantification in ordinary English // J. Hintikka, J. Moravcsik, P. Suppes eds. Approaches to natural language: Proc. of the 1970 Stanford Workshop on grammar and semantics. – D.: Reidel, 1973. Repr. // R. Montague Montague Formal philosophy: Selected papers / Ed. by R.H.Thomason. – N.H.; L.: Yale UP, 1974. 247-270.

Newmeyer F.J.

1970

The «root modal»: Can it be transitive? // J. Sadock, A. Vanek eds. Studies presented to Robert B.Lees by his students. – Edmonton (Canada): Linguistic research, 1970. 189-196.

Palmer F.R.

1977

Modals and actuality // JL 1977, v.13, 1-23.

Prince E.F.

1976

The syntax and semantics of neg-raising, with evidence from French // Lg. 1976, v.52, N 2, 404-426.

Prince E.F.

1978a

On the function of existential presupposition in discourse // CLS 1978, v.14, 362-376.

Robinson J.J.

1970a

Case, category, and configuration // JL 1970, v.6, 57-80.

Saarinen E.

1979

Backward-looking operators in tense logic and in natural language // E. Saarinen ed. Game-theoretical semantics: Essays on semantics by Hintikka, Carlson, Peacocke, Rantala, and Saarinen. – D. etc.: Reidel, 1979.

215-244. (Also // J. Hintikka, I. Niiniluoto, E. Saarinen eds. Essays on mathematical and philosophical logic. – D.: Reidel, 1979. 341-367.)

Sacks H., Schegloff E., Jefferson G.

1974

A simplest systematics for the organization of turn-taking in conversation // Lg. 1974, v.50, N 4, 696-735. Modif. repr. // J.N. Schenkein ed. Studies in the organization of conversational interaction. – N.Y.: Acad. Press, 1978. 7-35.

Sadock J.M.

1978

On testing for conversational implicature // P. Cole ed. Pragmatics. – N.Y. etc.: Acad. Press, 1978. 281-297.

Sampson G.

1975

The form of language. – L.: Weidenfeld and Nicolson, 1975.

Searle J.R.

1965

What is a speech act? // M. Black ed. Philosophy in America. – N.Y. etc.: Allen & Unwin, 1965.

221-239. Repr. // J.R. Searle ed. The philosophy of language. – O.: Oxford UP, 1971. 39-53.

Segerberg K.

1973

Two-dimensional modal logic // JPL 1973, v.2, 447-457.

Seuren P.A.

1972

Autonomous versus semantic syntax // FL 1972, v.8, 237-265. Repr. // P.A. Seuren ed. Semantic syntax. – O.: Oxford UP, 1974. 96-122.

Shanon B.

1976

On two kinds of presuppositionsin natural language // FL 1976, v.14, 244-249.

Shenaut G.

1975

Valves plumbing the presuppositional depths (or what's a plug like you doing in a hole like this?) // CLS 1975, v.11, 498-513.

Smith C.S.

1976

Present curiosities // CLS 1976, v.12, 568-581.

Stalnaker R.C.

1970

Pragmatics // Synthese 1970, v.32, N 1/2, 272-289.

Stalnaker R.C.

1973

Presuppositions // JPL 1973, v.2, 447-457. Repr. // D. Hockney, W. Harper, B. Freed eds. Contemporary research in philosophical logic and linguistic semantics. – D.: Reidel, 1975. 31-42.

Stalnaker R.C.

1978

Assertion // P. Cole ed. Pragmatics. – N.Y. etc.: Acad. Press, 1978. 315-332.

Stockwell R.P., Schachter P., Partee B.H.

1973

The major syntactic structures of English. – N.Y. etc.: Holt, Rinehart and Winston, 1973.

Strawson P.F.

1950a

Truth // PAS 1950, suppl. vol. 24, 129-156. Repr. // P. Horwich ed. Theories of truth. – Aldershot etc.: Dartmouth, 1994. 185-212.

Strawson P.F.

1964

Intention and convention in speech acts // PR 1964, v.73, N 4, 439-460. Repr. // J.R. Searle ed. The philosophy of language. – O.: Oxford UP, 1971. 23-38.

Strawson P.F.

1964a

Identifying reference and truth-values // Theoria 1964, v.30, 96-118. Repr. // D.D. Steinberg, L.A. Jakobovits eds. Semantics: An interdisciplinary reader in philosophy, linguistics and psychology. – Cambr.: Cambr. UP, 1971. 86-99.

Thomason R.H.

1974

Introduction // R. Montague Montague R. Formal philosophy: Selected papers / Ed. by R.H.Thomason. – N.H.; L.: Yale UP, 1974. 1-69.

Traugott E.C.

1978

On the expression of spatio-temporal relations in language // J. Greenberg ed. Universals of human language: Vol.3. Word structure. – Stanford (California): Stanford UP, 1978. 369-400.

Ultan R.

1972

The nature of future tenses // WPLU 1972, v.8, 55-110. Repr. // J. Greenberg ed. Universals of human language: Vol.3. Word structure. – Stanford (California): Stanford UP, 1978. 83-123.

Wierzbicka A.

1973

In search of a semantic model of time and space // F. Kiefer, N. Ruwet eds. Generative grammar in Europe. – D.: Reidel, 1973. 616-628.

Wilson D.

1975

Presuppositions and non-truth-conditional semantics. – L. etc.: Acad. Press, 1975.

Wilson R.D.

1972

Presuppositions on factives // LI 1972, v.3, 405-410.

Wittgenstein L.

1953

Philosophical investigations: Philosophische Untersuchungen. – O.: Blackwell; N.Y.: Macmillan, 1953.

Zwicky A.M.

1971a

On reported speech // C.J. Fillmore, T. Langendoen eds. Studies in linguistic semantics. – N.Y. etc.: Holt, Rinehart and Winston, 1971. 73-77.



· Электронная версия статьи: Демьянков В.З. Логические аспекты семантического исследования предложения // Проблемы лингвистической семантики. М: ИНИОН АН СССР, 1981. С.115-132.